mama_zima2013 (mama_zima2013) wrote,
mama_zima2013
mama_zima2013

Два дома на улице Чкалова.

Вот  как  бывает ,  разговорилась  про  Москву,  вспомнила  свой  дом,  вернее,  два  дома:  в  одном  жила  с  родителями  с  1951  по  1961,  а  в  другом  -  уже  своей  семьей,  с  мужем,  дочкой  и  свекровью.  с  1974  по  2009.  А  наша  школа,  где  учились  мы  с  сестрой,  ее  сын,  мой  будущий  муж и  наша  дочь,  расположилась  между  ними. Потом  вспомнила  архитектора  первого  дома   -  Е.В.  Рыбицкого,  нашла  его  в  Интернете  и  увидела  много -много  фотографий  нашего  с  родителями  первого  московского  дома.  он  был  построен  в  1946 - 1949 годах. Пока  его  строили,  мальчишки  среди  которых  был  и  мой  муж,  сначала  плавали  в  котловане  на  самодельных  плотах,  а  потом  просто  бегали  смотреть  на  грандиозную  стройку.
" Монументальный "сталинский" дом у Высокояузского моста, на Земляном валу, д.46/48 (арх. Е.Рыбицкий, 1946-1949) с великолепным, даже черезчур "перегруженным" фасадом: многочисленные балконы, лоджии, башенки, колонны, эркеры). Здание строилось после войны для МГБшников. Существует легенда, что гранит, которым облицован цоколь дома - трофейный немецкий, который фашисты будто бы приготовили для сооружения монумента по случаю своего несостоявшегося захвата Москвы. Да и строителями дома были пленные немцы".


Колоннада  справа  -  за  ней  лестница  к  школе,  дом  родителей (46/48),  а  слева  -  серый  дом,  там  во  дворе  мы  гуляли,  в  выступающей  части  был  магазин  "Новелла"  и  где-то  над  ним  была  двухэтажная  квартира  академика  Сахарова.  Я  часто  встречала  Елену  Боннэр,  здоровалась,  она  всегда  отвечала.

Дом  строился  по  заказу  Министерства  госбезопасности.  Мой  отец   служил  в  погранвойсках.  и,  когда  его  перевели  в  Москву,  он  получил  квартиру  в  этом  доме.  Это  был  1951  год.  Мы  приехали  из  Владивостока,  где  у  нашей  семьи  была  огромная  служебная  квартира,  обставленная  мебелью,  нам  не  принадлежащей.  Квартира  в  этом  доме  была  поменьше,  но  тоже  большая:  три  комнаты  и  холл  площадью  20кв.м.  В  подъездах  дома  от  парадных  дверей  к  лифту  вела  лестница,  покрытая  ковровой  дорожкой.  У  лифта  сидела  вахтерша. Меня  это  не  удивило.  Во  Владивостоке  в  нашем  доме  тоже  всегда  дежурил  офицер. Девочки  из  этого  дома  поразили  меня  своей  красивой  одеждой,  особенно  мне  понравилось  необыкновенного  фасона  пальто,  украшенное  пуговицами  с  золотым  ободком.  Квартира  архитектора  Евгения  Рыбицкого  была  прямо  над  нами  на  третьем  этаже.  После  ареста  Берии  многих  хозяев  огромных  квартир  арестовали, одних  расстреляли,  другим  повезло  больше:  им  оставили  в  их  бывшей  квартире  комнату  и  подселили  соседей.  Шикарные  квартиры  превратились  в  коммуналки. Отдельные  квартиры  остались  у  единиц.  Мы  были  в  их  числе.  Дети  арестованных  отцов  учились  в  нашей  школе.  Она  видна  на  фото  за  красивой  колоннадой.  Я  помню  дочку  полковника  Комарова, она  училась  плохо,  пропускала  школу.  Отец  ее  женился  на  своей  секретарше,  у  них  был  маленький  сын.  С  ним  гуляла  мать  полковника,  высокая  худая  старуха.  Дочка  чувствовала  себя  никому  не  нужной. Арестовали  и  отца,  и  его  жену,   он  был  большим  чином,  так  что  ему  не  повезло.


Окна  нашей  квартиры  на  втором  этаже -  справа  от  арки,  квартира  была  "сквозная",  остальные  окна  выходили  во  двор.   Дом  был,  действительно,  красив,  так  называемый  "сталинский  ампир".  Квартира  наша  по  тем  временам  тоже  была  нарядная  и  уютная,  но  в  разумных  пределах. Холл  превратили  в  гостиную,  в  большой  комнате  сделали  столовую,  а  в  комнатах,  выходивших  на  улицу,  были  спальни.  Позже,  когда  появился  первый,  а  потом  и  второй  зять, столовая  совместилась  с  гостиной,  родители  переехали  в  бывшую  столовую,  а  в  спальнях  стали  жить  сестра  с  мужем  и  я,  но  через  два  года  я  вышла  замуж  и  переехала  к  мужу  в  его  коммуналку,  так  как  родился  племянник.  Кстати,  коммуналка  меня  нисколько  не  пугала,  мне  даже  нравилось,  что  в  квартире  столько  людей.  Правда.  не  все  люди  были  приветливы,  но  я  тогда  этого  не  замечала,  да  и  жили  мы  совсем  рядом  с  домом  родителей.
За   строительство  этого  дома  архитектор  Евгений  Рыбицкий  получил  Сталинскую  премию.  Премию  дали  в  1950,  а  в  1955  его  осудили  за  "архитектурные  излишества"  и  лишили  премии,  но  он  по-прежнему  жил  в  своей  квартире  над  нами,  умер  Рыбицкий  в  1990 году.  А  дом  продолжал  жить  своей  жизнью, любуясь  своими  "архитектурными  излишествами".
                                                                                                                                        "В середине 50-х в стране начались гонения на "архитектурные излишества". Власти осознали, что строить так, как это делали при Сталине - помпезно, вольно, не стесняясь в средствах, нельзя: слишком дорого. Одновременно с концом культа личности произошло осознание: простой народ живет плохо и с этим надо что-то делать.
Из постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве" от 4 ноября 1955: "Получила широкое распространение внешне показная сторона архитектуры, изобилующая большими излишествами. (...) Ничем не оправданные башенные надстройки, многочисленные декоративные колоннады и портики, заимствованные из прошлого, стали массовым явлением, в результате (...) на жилищное строительство перерасходовано много государственных средств, на которые можно было бы построить не один миллион квадратных метров жилой площади для трудящихся..."
Сейчас  дом  46/48  по  Земляному  валу  (бывш.  улица  Чкалова)  все  еще  пользуется  спросом,  несмотря  на  не  очень  хорошую  экологию,  которая  сложилась  в  центре  Москвы  с  90-х  годов  ХХ  столетия.  Квартиры  от  70 кв.м  до  250 кв.м  находят  своих  покупателей.  Я  люблю  этот  дом,  хотя  теперь  никто  из  нашей  семьи  в  нем  не  живет.
Но  судьба  опять  привела  меня  на  эту  улицу.   Все  сложилось  так:  свекровь  со  своей  мамой  жила  отдельно  от  нас  в  кооперативной  квартире  около  метро  "Рязанский  проспект",  а  мы  после  их  переезда  оказались  в  маленькой  2-х комнатной  квартире  в  Кузьминках.  В  то  время  я  ощущала  себя  сельским  жителем,  таким  зеленым  районом  были  тогда  Кузьминки. В  центре  я  начинала  задыхаться. Наташа  выросла  в  зеленых  Кузьминках, купалась  в  озере,  ходила  с  нами  в  лесопарк,  но  наступила  пора  идти  в  школу.  Мы  выбрали  хорошую  школу,  но  нам  сказали,  что  ребенок  слишком  подвижный  и  еще  что-то  им  не  понравилось,  словом,  ее  туда  не  взяли. Это  мою  живую,  красивую  девочку.  К  этому  времени  не  стало  бабушки,  и  мы  решили  поменять  две  квартиры  на  одну  большую.  Хотели  на  Арбат,  но  как  мы  ни  старались,  мы  оказались  в  доме  по  другую  сторону  школы.  Квартира  была  на  две  семьи,  неухоженная,  с  дырами  в  стенах  от  гвоздей,  но  большая.  Потом  грянул  капитальный  ремонт,  два  года  меняли  трубы  отопления,  газовые  трубы,  зато  квартира  заиграла.  Мы  ее  полюбили,  а  Наташа  пошла  в  нашу  школу.  где  помнили  ее  маму  и  папу,  и  закончила  она  ее  одной  из  лучших.
Дом  42/20  по  Земляному  валу  тоже  относился  к  сталинскому  ампиру.  Вот  как  про  него  пишут: "
Восьмиэтажный трёхподъездный кирпичный жилой дом. Построен в стиле позднего сталинского ампира в 1952 г. Архитекторы Л.Б. Сегал и Н.А. Виноградов. Здание соединено с соседним домом (46/48) пышной оградой дворцового типа с рустованной колоннадой и арочными проемами. За колоннадой, в глубине прячется вполне тривиальное здание школы, но мотив ограды повторен в подпорной стенке, расположенной перед школой. В верхней части жилого дома, фасадом выходящего на улицу, — забавная лоджия с двумя колоннами не часто встречающегося в практике советской архитектуры ионического ордера, которые опираются на консольно вынесенный эркер. Завершается лоджия треугольным фронтончиком.


Вот  эта  самая  забавная  лоджия  с  ионическими  колоннами  и  треугольным  фронтоном.


Дом  с  аптекой,  Земляной  вал,  42/20.  Дом  построен  для  металлургов.



Школа  № 397  (  или  теперь  1397)  находится  между  этими  домами.



Школа  -  совсем  обычное  здание,  но  к  ней  ведет  красивая  лестница.


Наша  школа.
Вот  такой  уголок  Москвы,  где  прошло  мое  детство,  юность,  молодость,  моя  жизнь.

http://kotoroy.net/press/88.html
http://www.sovarch.ru/catalog/object/541/

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments