January 24th, 2013

скульптура, животные

Воспоминания. Владивосток, Квартира. Часть 1.

Иногда ночью просыпаешься, в голове какие-то мысли роятся, спать не хочется. Мысли текут, цепляясь одна за другую. И вот ты обнаруживаешь, что вспоминаешь Владивосток, детство, огромную квартиру на третьем этаже  четырехэтажного дома, где жили семьи командного состава  Дальневосточного округа. Квартира состояла из 4-х комнат: комнаты родителей, комнаты сестры, столовой и гостиной. Столовая была моей сферой обитания,  там я спала на диване. Гостиная была где-то 30кв.м, очень нарядная. В одном углу стояло пианино марки "Беккер" (вот не помню: пианино или рояль). В противоположном углу стоял диван, за ним кадка с высоким фикусом, а перед диваном лежала выделанная шкура белого медведя. Потом она висела в нашей московской  квартире, уже пожелтевшая, а тогда она была  чуть желтоватая, голова была чем-то набита, так что  это была настоящая медвежья голова.Я любила играть на этой шкуре: сеяла бусины, потом собирала урожай, пряталась за диваном и сидела там под фикусом. Посреди комнаты был расстелен зеленый ковер с цветочным рисунком по краям. Что было в остальных углах - не помню: видно, в тех углах для меня ничего интересного не было. Комната сестры была  для меня под запретом, сестра училась уже  в шестом или в седьмом классе, а я еще в школу не ходила. Сестра не любила, чтобы я трогала ее книги и карандаши, поэтому я проникала в ее комнату, когда ее не было. Я помню, что мое восхищение всегда вызывал учебник по ботанике:там на обложке была ветка цветущей яблони. В столовой стоял большой овальный стол, который раскладывался, когда приходили гости, буфет для посуды, диван, и там же был уголок для моих кукол Обычно я сидела на краешке ковра и наводила порядок в кукольной комнатке. У меня была настоящая японская посуда, только маленькая, которую папа привез мне с  Курильских островов, с какого именно, я не помню, но уже в детстве я знала названия Уруп, Итуруп, Кунашир, Парамушир, Шикотан. На островах жили рослые  рыбаки - айны. У них были жилища на сваях, обогревающиеся жаровнями. Многие их  жилища заняли под нужды погранотряда, позже айны были выселены в Японию.  В столовой в углу стоял мешок с японскими галетами, в которых попадались маленькие разноцветные конфетки - помадки. В буфете внизу в темноте стояла банка спирта, в которой  плавал корень жень-шеня, похожий на маленького человечка. Около моего дивана лежала шкура  снежного барса, тоже с выделанной головой. У барса были оскалены зубы. В отличие от белого медведя, его шкура была мягкой и шелковистой. Спальня родителей была по другую сторону гостиной. Кухня была большая, там стояла печь, которую папин ординарец топил углем, готовила мама сама.



Я помню, что ординарец был одет в белый дубленый полушубок и ушанку. У папы была служебная машина марки "Lancia", я ее называла "Лянция", а нужно было "Лянча". Очень симпатичная была машина.
В нашем доме все квартиры были одинаковые, на первом этаже в одной из квартир жил адмирал Дианов (дядя Саша Дианов) с женой и глухой белой кошкой, над ними была квартира папиного начальника генерала Зырянова, у него была жена Калиса Гавриловна и дети Тамара и Володя, мой товарищ по играм. Зырянов и его жена были коренными сибиряками. Диановы были питерские. Над квартирой Зыряновых была наша, папа был замом Зырянова, полковником. Нас было четверо: папа, мама , Валя и я. Еще был  черный с белой грудкой кот Мурзик и добрая овчарка  Сильва ( у меня есть пост про домашних животных). Мой папа был из города Перово, теперь это Москва, а тогда это был подмосковный  городок.  Еще в доме жили Ионовы, Арефьевы, Просекины и кто-то еще. Когда отмечали какой-нибудь праздник, то взрослые собирались в  какой-нибудь квартире, а дети  бегали по всему дому.
Дом стоял на Колхозной улице, которая вливалась в Ленинскую (бывш. Светланскую). Когда мы там жили, по улицам еще ходили китайцы - прачки, мужчины с тонкими коромыслами, на которых висели корзины с чистым бельем.Они  разносили белье своим клиентам.

vladivostok-ulitsa-svetlanskaya-0002221129-preview
Во Владивостоке я пошла в первый класс. Почему-то я ходила одна, а не с сестрой, может, она училась во вторую смену. Ходила я довольно далеко, помню название улицы: Суйфунская. В памяти остался день, когда, уходя из дома я услышала, как родители говорили, что отменили продуктовые карточки. В городе было много моряков, в бухте Золотой Рог стояли корабли Тихоокеанского флота. На одном из кораблей я выходила в море, это был итальянский сторожевой корабль, купленный  еще в  30-ые годы.

babushkas_07

Наверно, я была с отцом, а, может, была устроена прогулка для семей  офицеров, не знаю. Я только помню, как я одна спускаюсь  по лестнице с ярко начищенными медными  поручнями  вниз, и попадаю в просторное помещение, где стены отделаны красным деревом. Вот такое воспоминание. Еще помню остров, половина которого заросла шиповником,  кусты покрыты уже не цветами, а крупными плодами, а вторая половина острова покрыта черными, высохшими водорослями. Тогда это  резкое различие между двумя частями острова  меня очень потрясло: Из радостного живописного мира мы вдруг попали в  его противоположность.
Летом мы ездили на дачу. Недалеко от станции Океанская  стоял  низкий широкий дом. Там летом отдыхали семьи пограничников, у каждой семьи была комната, а на обширной веранде хозяйки угощали друг друга то пирогами, то вареньем, т.е. жили дружно, коммуной. Днем ходили купаться на море, берег был песчаный. Однажды я рыла в песке яму, дорыла до воды, и тут меня цапнул за палец краб.Небольшие черные крабы  водились недалеко от берега, а  чтобы поймать крупного краба нужно было  отплыть далеко в море.
Летом часто шли ливневые дожди. Однажды мы приехали на дачу  на  "Виллисе", эта американская машина  была не очень комфортабельной, зато  она могла ездить по любым дорогам. Когда собрались обратно, пошел ливень, маленькая речка в считанные  часы разлилась, и пришлось нашему  джипу  ее форсировать. В  лесах  в округе  росли  дикий виноград, амурский орех, аралия манчжурская, лимонник, жень-шень и еще много  полезных растений.
Запомнились названия  станций по дороге на дачу: Первая речка, Вторая речка, Тихоокеанская.  Сейчас там  - жилые кварталы.
Мы жили в этом городе 6 лет, меня привезли туда в годовалом возрасте, других городов я не знала. Перед школой  два лета мы ездили к бабушке  в Перово. Поезд шел 10  дней, мы проезжали  таежные массивы с огромными елями, видели скалистые утесы, целый день поезд шел по  берегу озера Байкал, и я запомнила одинокое дерево на берегу с красным листом. Значит, была осень, и мы ехали из Москвы во Владивосток. Второй класс я закончила в Перово, а с  третьего класса и до конца школы училась в Москве.
Я очень любила Владивосток, и  скучала по нему, когда мы переехали в Москву. Позже, когда приходилось ездить в командировки, побывала в Омске, Барнауле, Новосибирске, Славгороде, но до Владивостока так и не добралась.