December 20th, 2016

скульптура, животные

Художники по вторникам. Портреты гениального пейзажиста и очень красивого человека.

Лики  Левитана.
«Левитан вообще отличался редкой красотой, — рассказывает биограф художника Иван Евдокимов. — Черты его смуглого лица, точно загоревшего от солнца, были удивительной правильности и тонкости. Темные волосы юноши вились. Но главное обаяние Левитана заключалось в его огромных, глубоких, черных и грустных глазах. Таких редких по красоте и выразительности глаз нельзя было не заметить даже в большой толпе».

Автопортрет  И.И.  Левитана,  1885.
Левитан являлся обладателем наружности не только красивой, но и чрезвычайно колоритной и запоминающейся. На него, высокого и стройного, засматривались на улице. Где-нибудь в театре,  как вспоминали современники, все женские взгляды, пока не погас свет и не открылся занавес,   ,устремлялись на Левитана. Внешняя Левитанова привлекательность в среде его знакомых стала притчей во языцех, друг художника Антон Чехов иронизировал в письмах: «Я приеду к вам, красивый, как Левитан».
Collapse )
скульптура, животные

Художники по вторникам. Лики Левитана (продолжение).


  И.И. Левитан
Василий Дмитриевич Поленов
Левитану на этом портрете Поленова чуть за тридцать. Он смотрит в сторону и скрестил руки на груди. Любой психолог скажет, что этот жест — проявление того, что человек «закрывается». Левитан таким и был — дверь в его личную жизнь или в глубины его личности практически для всех оставалась закрытой.
Обратим внимание, как щегольски Левитан на портрете Поленова одет: черный ладный сюртук, белоснежный крахмальный воротник и манжеты, крупная запонка, галстук(галстуки Левитан умел повязывать какими-то особыми способами).   Щеголь жил в Левитане всегда, и потому в юности его особенно угнетали его неизменный (по причине единственности) клетчатый пиджак, измазанный краской и с протёртыми локтями,, короткие брюки, кричаще красная рубашка.  Поэтому как только у Левитана появлялись деньги, он начинал форсить — покупал дорогую тросточку, например, или туфли на номер меньше — так они изящнее облегали стопу. А его сестра Тереза, если ей удавалось удачно продать этюд брата, за вырученные деньги покупала Левитану тонкую рубашку и одеколон — как он любил, с запахом резеды. К тридцати его материальное положение  немного  улучшилось,  и  Левитан радовал окружающих своей несколько даже картинной элегантностью.
Когда  Василий  Поленов  начал  писать  огромную  картину  "Христос  и  грешница",  он  использовал  Левитана  и  Коровина  в  качестве  моделей.  Конечно,  внешность  Левитана  подходила  больше  к  сюжету  картины.

Этюд для картины "Мечты" -  голова  И.  Левитана  работы  В.  Поленова.

   

Эскизы  Василия  Поленова  и  Сергея  Виноградова   -  И.  Левитан  в  одежде  бедуина.

В 1892-м году генерал-губернатором Москвы стал великий князь Сергей Александрович, одним из первых его решений было выселение из города всех евреев-ремесленников. Ретивые чиновники, подогревая истерию антисемитизма, вручили Левитану и его родне предписание покинуть Москву.   За Левитана хлопотали влиятельные лица, в том числе Третьяков, в галерее которого уже находилось немало левитановских шедевров, и к концу года Левитан всё же вернулся в Москву, в свой флигель-студию в Трёхсвятительском переулке, предоставленный ему поклонником его творчества   ,промышленником и меценатом Сергеем Морозовым.   Здесь  писал  портрет  Левитана  художник  Валентин  Серов.

Портрет  Левитана  кисти  В.  Серова.
В  1897  году  здоровье  Левитана  ухудшилось.  Восьмого  февраля  он  пишет  Антону  Чехову  письмо:
На  днях я чуть вновь не околел и, оправившись немного, теперь думаю устроить консилиум у себя,во главе с Остроумовым, и не дальше, как на днях. Не заехать ли тебе к Левитану и в качестве только порядочного человека, вообще, и, кстати, посоветовать, как всё это устроить. Слышишь, аспид? Твой Шмуль».
Чехов приехал со своим стетоскопом, внимательно выслушивал и выстукивал, по обыкновению шутил, старался подбодрить Левитана. Но архитектору Шехтелю вскорости сообщил: «Дело плохо. Сердце у него не стучит, дует. Вместо звука тук-тук слышится пф-тук. Это называется в медицине „шум с первым временем“».
Левитан  теперь  не  спешил  умирать: Он теперь преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, его ученики должны были дебютировать на Передвижной выставке и за них Левитан волновался больше, чем за себя.«С провалившимися глазами, облысевший раньше времени, с замученным лицом, с палочкой в руках, через два шага отдыхающий, — описывает Иван Евдокимов Левитана последнего года жизни, —он поехал в Петербург, на вернисаж. Так было во всем, всегда — самоотверженно, без оглядки назад». 1900 - й  был  для  Левитана  последним  годом  жизни.

Этот  портрет  Левитана  Валентин  Серов   написал  уже  после  его  смерти.  В  1901  году.

Теперь  пришло  время  рассказать  о  семье  Исаака  Левитана.  Сам  он  не  любил  говорить  о  своем  детстве,  но  брата  и  сестер  нежно  любил.
Устоявшаяся версия их биографии гласит: в семье литовских евреев-сефардов Эльяша и Баси Левитан было два сына Авель и Исаак и две дочки Тереза и Эмма. Когда семья переехала в Москву, учиться живописи начал более способный Авель, а через год по следам брата написал прошение принять его в училище и 13-летний Исаак. Оба делали успехи и в связи с крайней бедностью иногда получали от училища финансовую помощь. Знакомые по училищу так и говорили о них тогда во множественном числе: «Левитаны».
Но  новонайденные в 2010-м году Михаилом Роговым метрики указывают, что Исаак никак не мог родиться в семье родителей Авеля Эльяша (Ильи) и Баси Левитан. Он был сыном родного брата Эльяша — Хацкеля и по неизвестным причинам взят на воспитание в семью дяди. Авель на самом деле родился на 5 месяцев позже Исаака и был, таким образом, младшим.
Об Авеле известно немного, и даже фотографий его не найти. Как и брат, он участвовал в выставках,, получал малые серебряные медали, печатал рисунки в юмористических журналах, что-то писал.  Он  изменил  свое  имя  и  стал  называться  не  Авелем,  а  Адольфом.  В Общество передвижных художественных выставок Адольфа, в отличие от Исаака, не приняли. И за границей, в отличие от Исаака, ему не удалось побывать, хотя Адольф обращался с письменной просьбой оказать содействие в этом к самому Третьякову. После смерти Исаака Авель, выполняя его предсмертную волю, сжёг все письма и стал распорядителем его наследия.
Портрет  брата  Исаака  Адольф  написал  в  1879,  здесь  Исааку  девятнадцать  лет.



https://artchive.ru/publications/2355~Liki_Levitana_Rasskazyvaem_istorii_10ti_portretov_genialnogo_pejzazhista_i_pisanogo_krasavtsa