mama_zima2013 (mama_zima2013) wrote,
mama_zima2013
mama_zima2013

Детство. Юность. Москва. 10.


http://mama-zima2013.livejournal.com/298902.html -  часть 1
http://mama-zima2013.livejournal.com/300910.html -  часть 2
Каждое  лето  мы  уезжали  на  дачу,  сначала  снимали  у  кого-нибудь  несколько  комнат  и  веранду,  потом  уже  ездили  на  ведомственные  дачи.  Запомнилась  Загорянка,  там   мне  было  лет  девять,  а  у  хозяев  был  сын  Володя  того  же  возраста.  Мне  в  детстве  и  юности  везло  на  Володей:  во  Владивостоке  был  Володя  Зырянов,  с  ним  мы  дружили  лет  с  пяти  и  до  моего  отъезда.  Он  был  на  год  старше.  Потом  -  этот  Володя  из  Загорянки,  а  третий  Володя  появился,  когда  я  уже  кончила  школу  и  готовилась  к  экзаменам  в  Менделеевский  институт.  Мы  тогда  жили  на  ведомственной  даче  в  доме  на  две  семьи. Володина  семья  была  этой  второй  семьей.  Тогда  уже  родился  мой  племянник  Алеша,  и  начиналась  полоса  Алексеев.  Мы  с  Володей  бродили  по  полям,  разговаривали,  я  особо  не  задумывалась  о  наших  отношениях,  их  и  не  было.  Но  однажды  на  дачу  приехал  Алексей (Алик),  тогда  его  скептически  встретила  моя  тетушка  Лида.  Она,  вообще,  была  женщина  со  скептическим  складом  ума.  А  мама  Володи  на  меня  обиделась: зачем  мы  бродим  по  полям  с  ее  сыном,  если  я  уже  имею  кавалера.  Как  будто  я  в  семнадцать  лет  уже  думала  о  замужестве.  Я  о  нем  ни  разу  не  подумала,  но  в  один  прекрасный  день  я  оказалась  замужем.  И  это  произошло  всего  через  два  года.  Но  об  этом  позже.  Эта  дача   мне  запомнилась, потому  что  дом  был  деревянный,  участок  был  лесистый,  а  за  калиткой  сразу  начиналась  сосновая  роща.  Сосны  были  все , как  одна,  стройные,  стволы  красноватые.  Вечером,  когда  солнце  заходило,  эти  сосны  выглядели  объятыми  пламенем.  Мне  они  очень  нравились,  и  именно  такой  я  представляла  корабельную  сосну.

Несколько  лет  мы  жили  в  Новогорске,  там  позже  построят  базу  для  спортсменов  "Динамо".  Это  был  поселок  из  каменных  небольших  домов,  стоящих  на  довольно  большом  лесистом  участке.  Помню,  мы  приезжали  и  сразу  начинали  с  мамой делать  грядки,  сеять  редис,  салат,  укроп.   Мне  очень  нравилось  видеть  как  появляются  стройные  рядки  зелени.  Наверно,  маме  это  передалось  от  ее  отца:  он  любил  землю.  А  мне  -  от  мамы.
Новогорск  был  замечательным  местом.  Когда  мы   подъезжали  уже  к  первым   дачным  участкам,   шоссе  начинало  резко  подыматься  ввысь,  и  было  чувство,  что  ты  не  в  машине,  а  в  самолете.   На  первых  участках  были  дачи,  по  моему,  каких - то  высокопоставленных  лиц.
Там  была  речка,  которая  то  наполнялась  водой,  то  мелела.  У  моста  зачем-то  были  набиты  сваи.  Однажды,  мальчишки  прыгали  в  воду,  когда  речка  стала  снова  полноводной,  и  одному  из  них  не  повезло:  он  попал  как  раз  на  эти  сваи.  Помню,  нас , детей, это  очень  потрясло,  потому  что  мы  этого  парня  немного  знали.
Целый  день  мы  гоняли  на  велосипедах,  считая  их  своими  "боевыми  конями".  Местность  была  очень  холмистая,  особенно  у  этой  речки,  так  что  получали  хорошую  тренировку.
Кстати,  мимо  нашей  дачи  временами  проезжали  настоящие  велогонщики,  так  как  там  была  трасса  для  велогонок  по  пересеченной  местности.
Для  меня  там  был  настоящий  рай:  ящерицы  грелись  на  солнышке  на  пнях,  бабочки  летали  всех  расцветок,  а  поздно  вечером  я  выслеживала  ночных  мохнатых  бабочек  около  дуба,  из  коры  которого  текла  какая-то  жидкость,  привлекающая  их.  У  меня  был  определитель  бабочек,  и  коробки,  где  я  их  собирала.  Павлиний  глаз,  адмирал,  шоколадница,  траурница  были  в  моей  коллекции.  А  на  дубе  том  я  наблюдала  медведиц,  у  которых  под  верхними  серыми  крылышками  виднелись  ярко  - красные.
Эти  книжки  для  детского  возраста,  в которых  рассказывалось  про  бабочек,  про  растения  жили  в  нашем  книжном  шкафу  до  тех  пор, когда  я  стала  мамой.
Однажды  я  поймала  роскошную  толстую  гусеницу,  очень  красивую,  отправила  ее  в  стеклянную  банку,  горлышко  завязала  марлей  и  забыла  про  нее.  Все  банки  и  ящики  для  посылок (тогда  посылки  отправляли  в  небольших деревянных  ящиках) стояли  на  веранде  под  окном.  Вот  теперь  я  думаю,  а  кто  же  жил  в  ящиках? Наверно,  ящерицы. Вроде,  никого  я  больше  не  отлавливала. Прошло  какое-то  время, вспомнила  я  про  гусеницу,  а  она  уже  не  гусеница,  а  куколка.  И  через  какое-то  время  я  увидела  в  банке  прекрасную,  только  что  появившуюся  на  свет  траурницу.


Новогорск  был  еще  и  грибным  местом:  крепенькие  белые  грибочки  росли  прямо  на  участке.  Иногда  в  целях  ускорения  роста,  я  их  поливала  водой,  но  это  скорее  губило  их.  Папа  любил  грибную  охоту,  и  мы  с  ним   часто  уходили  в  лес.  Белые  грибы  в  лесу  были  с  темными  шляпками.  Попадались  подберезовики  и  подосиновики.  Больше  никогда  я  столько  белых  грибов  не  собирала.  Хорошо,  если  два - три  попадутся.  Потом  свекровь,  которая  очень  любила  ходить  в  лес  по  грибы,  внушила  нам,  что  съедобными  бывают  не  только  белые,  подберезовики,  подосиновики  и  маслята,  а  еще  масса  всякой  мелочи  вроде  рядовок  и  дождевиков.
В  1953  папу  из  пограничников  сделали  милиционером: послали  на  укрепление  кадров  советской  милиции.  Он  горячо  взялся  за  дело:  журнал  "Советская  милиция"  -  это  его  детище.  Помню  фильмы  про  милицию -  "  Дело № 306",  "Дело  пестрых" .  Мы  ездили  на  съемки  рано  утром.  Из  актеров  я  запомнила  только  Марка  Бернеса  и  Людмилу  Шагалову.   Она  тогда  была  яркая,  молодая.  Бернеса  я  знала  по  военным  фильмам  и  песням.  " Темная  ночь",  "Офицерский  вальс",  "В  землянке"  были  моими  любимыми  песнями,  а  папа  очень  любил  песню: "Ночь  коротка,  спят  облака,  и  лежит  у  меня  на  ладони  незнакомая  ваша  рука..."  Он  именно  ее  называл  "Офицерский  вальс".
Конечно,  журнал  и  фильмы  -  это  была  не  главная  его  работа,  но  через  много  лет,  когда  он  уже  ушел  в  мир  иной  я  встречала  людей,  которым  он  дал  путевку  в  жизнь.  В  мае  1954  большая  делегация,  в  которую  вошел  и  папа,  отправилась  знакомиться  с  работой  полиции  других  стран,  с  организацией  уличного  движения.  Всем  сшили  темно - серые  костюмы  с  широкими  брюками, шляпы  и  легкие  пальто были  тоже  серые.  Делегация  побывала  в  Чехословакии,  Англии,  Франции,  Италии,  Швейцарии.  Из  Швейцарии  нам  пришла  небольшая  "сладкая"  посылка.  Там  были  интересные  шоколадные  плитки  с  начинкой  из  орехов,  маленькие  яички  в  гнездышке,  повидимому  к  Рождеству.  Сейчас  это  все  уже  привычно,  но  тогда  было  интересно.  Наш  шоколад  тогда  был  гораздо  лучше  современного  и  в  России,  и  в  других  странах.  Это  был  именно  шоколад  по  старым  рецептам.  А  в  посылке  был  шоколад  и  темный,  и  светлый,  и  с  начинкой  и  без  нее,  плитки  были  толстые  и  вкусные.  Вкус  был  другой,  но  тоже  понравился.  Где-то  у  меня  была  фотография,  где  папа  стоит  на  смотровой  площадке  и  смотрит  на  Колизей.  Наверно,  ему  нравилась  та  архитектура,  эти  европейские  города:  Лондон,  Париж, Прага,  но  он  никогда  нам  не  говорил,  что  там  лучше.
Он  вернулся  весной  и  привез  нам  дары  запада:  мне  -  полупрозрачную  нейлоновую  кофточку  с  кружевными  вставками  на  груди,  они  только  входили  в  моду.  Я  ее  носила  еще  долго - долго.  Лодочки  жемчужно - серого  цвета  фирмы  Бати, розовую  французскую  кофту  из  тонкой  шерсти.  Вещи  были  очень  красивые,  это  было  начало  пятидесятых.  Мне  было  тогда  двенадцать  лет.
Родители  нас  как-то  воспитывали  так  ненавязчиво,  что  я  и  не  помню,  как  это  было:  папа  много  читал,  покупал  книги,  и  мы  читали  много.  На  мои  школьные  каникулы   папа  всегда  приносил  мне  несколько  билетов  на  оперу,  балет  в  Большой  театр.  Мои  первые  сильные  впечатления  от  Большого  театра  относятся  к  1956 - 1957  годам.  Тогда  я  вдруг  полюбила  балет,  опера  меня  немного  смущала тем,  что  подчас  довольно  толстые  дамы  пели  арии  молоденьких  девушек.  Если  честно,  мне  редко  нравятся  оперные  голоса.  Конечно,  у  меня  есть  любимые  теноры,  сопрано,  контральто, но  выборочно:  так  устроен  мой  слух.
В  те  годы  я  занималась  музыкой.  В  музыкальную  школу  мне  было  поступать  поздно, я  занималась  дома  с  учительницей  Натальей  Алексеевной.  Играла  я  хорошо,  уже  стала  играть  серьезные  вещи,  вроде  "К  Элизе",  но  исполнилось  шестнадцать,  и  жизнь  понесла  меня  по  своим  волнам.  Было  бы  у  нас  сейчас  пианино,  научилась  бы  играть  снова,  слух  у  меня  был  абсолютный,  но  и  лень  на  том  же  уровне.
Я  и  сейчас  могу,  услышав  какую-то  классическую  мелодию,  напеть  ее  и  продолжить,  но  подчас  я  не  знаю,  кто  автор.  Интернет  меня  в  этом  отношении  достаточно  образовал.
Первые  мои  оперы  были  "Руслан  и  Людмила",  "  Иван  Сусанин", "Хованщина",  а  в  каком  восторге  я  была  от  "Князя  Игоря".  Вот  тут  мне  все  нравилось,  а  половецкие  пляски  привели  в  еще  больший  восторг.
В  школе  с  1954 - 1955  начались  симпатии,  записочки,  но  еще  все  было  без  особых  эмоций. Попрежнему  бегали  в  "казаки - разбойники,  но  уже  меньше.  Больше  гуляли  вечером  перед  нашими  домами,  что-то  обсуждая,  да  дни  рождения  стали  справлять  уже  по  взрослому,  приглашая  своих  одноклассников.  Помню  свое  пятнадцатилетие:  родители  и  сестра  куда-то  ушли,  у  меня  были  гости,  человек  десять.  День  рождения     запомнил
ся  на  всю  жизнь.  Новый  год  тоже  справляли  уже  с  одноклассниками:  жили  все  в  близлежащих  домах.
Тогда  в  школе  было  много  разных  кружков,  но  я  выбрала  хор.  А  в  старших  классах   мы  организовали  трио:  две  девочки  из  класса  "А"  и  я  из  "Б".   Ксана  Киреева  была  аккомпаниатором  и  тоже  пела,  Марина  Борунова  и  я.  Пели  все  популярные  тогда  песни.  Еще  помню  свою  деятельность  в  роли  вожатой:  старшеклассники  занимались  малышней.  По  моему  это  началось  в 8  классе,  а  подшефные  дети  были  из  четвертого -  шестого  класса.  Это  мое  шефство  вылилось  потом  в  дружбу  с  этими  людьми,  когда  мы  уже  стали  взрослыми.
Это  уже  было  не  детство,  начиналась  моя  юность.
IMG_20170817_011733.jpg

!959 год.  Мне  -  семнадцать.

Tags: # воспоминание, # юность, #Москва, #детство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments