mama_zima2013 (mama_zima2013) wrote,
mama_zima2013
mama_zima2013

Category:

Стихи из моей тетради. Валентин Катаев. Алмазный мой венец.


Одной  из  моих  любимых  книг  является повесть  Валентина  Катаева  " Алмазный  мой  венец".  Это  книга   про  одесских  гимназистов   начала   ХХ  века,  ставших  известными   поэтами  и  писателями  Советского  Союза.
Эти  гимназисты  не  только  играли  в  футбол : одна  гимназия  на  другую,  они  еще  писали  стихи,  некоторые  уже  печатались  в  одесских  газетах,  молодые  поэты  собирались  вместе  в  литературном  клубе,  чтобы  читать  свои  стихи.
Первым  уехал  в  Москву  Валентин  Катаев,  потом  он  убедил  приехать  в  Москву  своих  друзей:  Эдуарда  Багрицкого и  Юрия  Олешу.
Все  персонажи  в  книге   были  зашифрованы  и  имели  свои  особые   прозвища.

Эскесс  (Кессельман  Семён), поэт  Серебряного  века,  Одесса.


                    Красный  переулок  (Старая  Одесса)
Из темных складов, пряный и густой,
Дурманит запах чая и корицы,
Где в ящиках, измазанных смолой,
Краснеет груз марсельской черепицы.
На  площади,  где  блещет  легкий  день
В  кофейне  у  стеклянной  галереи
Сошлись  торговцы  греки  и  евреи
Вкушать  в  тени  полуденную  лень.
Старинных  улиц  дивное  виденье,
Проходит  он,  блаженно  одинок,
Внимая  пенью  новых  грустных  строк,
Любезный  север  видя  в  отдаленьи...
Канат,  скрипя,  бадью  с  водой  потянет -
И  переулок  снова  пуст  и  глух,
И  бродит  лишь,  неистово  горланя,
По  солнечному  дворику  петух.
http://slova.org.ru/keselman/poste_restante/ 









Птицелов  -  Эдуард  Багрицкий
(1895 - 1934).


Осенняя  ловля
Осенней ловли началась пора,
Смолистый дым повиснул над котлами,
И сети, вывешенные на сваях,
Колышутся от стука молотков.
И мы следим за утреннею ловлей,
Мы видим, как уходят в море шхуны,
Как рыбаков тяжёлые баркасы
Солёною нагружены треской.
Кто б ни был ты: охотник ли воскресный,
Или конторщик с пальцами в чернилах,
Или рыбак, или боец кулачный,
В осенний день, в час утреннего лова,
Когда уходят парусные шхуны,
Когда смолистый дым прохладно тает
И пахнет вываленная треска,
Ты чувствуешь, как начинает биться
Пирата сердце под рубахой прежней.
Хвала тебе! Ты челюсти сжимаешь,
Чтоб не ругаться боцманскою бранью,
И на ладонях, не привыкших к соли,
Мозоли крепкие находишь ты.
Где б ни был ты: на берегу Аляски,
Закутанный в топорщащийся мех,
На жарких островах Архипелага
Стоишь ли ты в фланелевой рубахе,
Или у Клязьмы с удочкой сидишь ты,
На  волны глядя и следя качанье
Внезапно дрогнувшего поплавка,—
Хвала тебе! Простое сердце древних
Вошло в тебя и расправляет крылья,
И ты заводишь боевую песню,—
Где грохот ветра и прибой морей

Креолка

Когда наскучат ей лукавые новеллы
И надоест лежать в плетёных гамаках,
Она приходит в порт смотреть, как каравеллы
Плывут из смутных стран на зыбких парусах.

Шуршит широкий плащ из золотистой ткани;
Едва хрустит песок под красным каблучком,
И маленький индус в лазоревом тюрбане
Несёт тяжёлый шлейф, расшитый серебром.

Она одна идёт к заброшенному молу,
Где плещут паруса алжирских бригантин,
Когда в закатный час танцуют фарандолу,
И флейта дребезжит, и стонет тамбурин.

От палуб кораблей так смутно тянет дёгтем,
Так тихо шелестят расшитые шелка.
Но ей смешней всего слегка коснуться локтем
Закинувшего сеть мулата-рыбака...

А дома ждут её хрустальные беседки,
Амур из мрамора, глядящийся в фонтан,
И красный попугай, висящий в медной клетке,
И стая маленьких бесхвостых обезьян.

Когда ж проснётся ночь над мраморным балконом
И крикнет козодой, крылами трепеща,
Она одна идёт к заброшенным колоннам,
Окутанным дождём зелёного плюща...

В аллее голубой, где в серебре тумана
Прозрачен чайных роз тягучий аромат,
Склонившись, ждёт её у синего фонтана
С виолой под плащом смеющийся мулат.

Он будет целовать пугливую креолку,
Когда поют цветы и плачет тишина...
А в облаках, скользя по голубому шёлку
Краями острыми едва шуршит луна.

Отрывок  из  стихотворения  "Смерть  пионерки"
...Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.
Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.
Возникай содружество
Ворона с бойцом -
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.
Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.
http://odessa-memory.info/index.php?id=106

Колченогий - Владимир Нарбут (1888- 1938).


В   горах
Прозрачный воздух чист и нежен
И хрупко-тонок, как стекло.
Предел снегами зарубежен.
Долину сжало гор крыло.
Легко повисла скал площадка
Над серебристой крутизной.
Не в небе ль черная заплатка? —
Орел парит косой луной.
А там внизу, по тихим склонам
Пасутся овцы у горы,
Как будто на сукне зеленом
Бильярда сгущены шары.
И звонче в свежести хрустальной
Грустит и искрится тоска —
И безутешный и печальный
Напев седого пастушка.
1909

На  смерть  Александра  Блока
       *   *   *

Узнать, догадаться о тебе,
Лежащем под жестким одеялом,
По страшной, отвиснувшей губе,
По темным под скулами провалам?..
Узнать, догадаться о твоем
Всегда задыхающемся сердце?..
Оно задохнулось!
Продаем
Мы песни о веке-погорельце...
Не будем размеривать слова...
А здесь, перед обликом извечным,
Плюгавые флоксы да трава
Да воском заплеванный подсвечник.
Заботливо женская рука
Тесемкой поддерживает челюсть,
Цингой раскоряченную...
Так,
Плешивый, облезший — на постели!..
Довольно!
Гранатовый браслет —
Земные последние оковы,
Сладчайший, томительнейший бред
Чиновника (помните?) Желткова.
http://slova.org.ru/narbut/about/
Ключик  -  Юрий  Олеша  ( 1899 - 1960),  писатель.

В степи В.Катаеву
Иду в степи под золотым закатом…
Как хорошо здесь! Весь простор – румян,
И все в огне, а по далеким хатам
Ползет, дымясь, сиреневый туман…
Темнеет быстро.

Над сухим бурьяном
Взошла и стала бледная луна.
И закачалась в облаке багряном.

Все умерло. Бескрайность. Тишина.
А вдоль межи подсолнечника – астры…
Вдруг хрустнет сзади, будто чьи шаги,
Трещит сверчок, а запоздалый ястреб
В зеленом небе зачертил круги…
Легко идется без дневного зноя,
И пахнет все, а запахи остры…
табун, другой: идут в «ночное»,
И запылали в синеве костры…

1915, июль
http://www.litra.ru/biography/get/wrid/00168511213794778927/

http://www.litra.ru/biography/get/wrid/00168511213794778927/


Продолжение  следует...






Tags: ХХ век, поэзия
Subscribe

  • Опять зима ?

    Нет, конечно, зима уже не вернется, но все-таки она решила весне слегка насолить. Утром, я, как пушкинская Татьяна, увидела "куртины, кровли и…

  • Художники по вторникам. Натюрморты великих русских художников.

    Серьезные художники писали не только пейзажи и портреты, иногда им хотелось создать что-то легкое, яркое, радостное, и тогда они писали натюрморты.…

  • Золото форзиции.

    В этом году форзиция великолепна. Нам продлили локдаун на две недели. Хотя все это длится второй год, вдруг стало тревожно.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments