mama_zima2013 (mama_zima2013) wrote,
mama_zima2013
mama_zima2013

Categories:

Стихи из моей тетради. Юлия Друнина.

 
Юлия  Друнина  на  фронте.       Юлия  Друнина  (1924 -  1991).
Московская  девочка   Юля  в  шестнадцать  лет  записалась  в  добровольную  санитарную  дружину.   Когда  началась  война,  она  только  что  окончила  школу.    В  конце  лета  1941,  когда  немцы  подходили  к  Москве,   бывших  школьников  направили  на  рытье  окопов  под  Можайск.  Во  время  одного  из  авивналетов   Юля  потерялась,  ее  нашли  пехотинцы,  которым  очень  нужна  была  санитарка.  Юля  осталась  в  их  отряде,  вместе  с  ними  она  попала  в  окружение,  вместе  с  ними  тринадцать  суток  пробивалась  к  своим.   Осенью  Юлия   вернулась  в  Москву,  ей  пришлось  ехать  в  эвакуацию  в  Сибирь  из - за  тяжело  больного  отца.  Он  был  директором  ее  школы.  В  1942  отец  умер,  и  Юлия  после  похорон  сразу  же  уехала  в  Хабаровск  учиться  в  Школе  младших  авиационных  специалистов  (ШМАС).  Но  по  окончании  школы  девушек  решили  оставить  в  тылу.  Юлия  отыскала  свое  свидетельство  об  окончании  курсов  медсестер,  и  вскоре  уже  была  санинструктором  на  Втором  Белорусском  фронте.
В  1943  Юлия  была  тяжело  ранена,  после  излечения   хотела  поступить  в  Литинститут,   но  у  нее  это  не  получилось,  и  она  снова  ушла  на  фронт,  воевала  до   ноября  1944  в  артиллерийском  полку.
В  1944  Друнина  поступила  в  Литинститут,  вышла  замуж  за  начинающего  поэта  Николая  Старшинова,  родилась  дочь  Елена.   В  1956  Друнина  познакомилась  с  Алексеем  Каплером,  любовь  вспыхнула  сразу,  но  Юлия  еще  6  лет  не  разрушала  свою  семью.  В  1960  Юлия  вышла  замуж  за  Каплера,  и  они  счастливо  прожили  19  лет.  В  1979  Алексей  Каплер  умер.  Смерть  Капплера  была  для  Друниной  большой  утратой.   "Перестройка"   родила  новые  надежды,  но  в  90-ые  надежды  рассыпались  в  прах.   Двадцать  первого  ноября  1991  года  Юлия  Друнина  уошла  из  жизни.

"…Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире, такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл."
                 *   *   *
Сегодня на трибуне мы -- поэты,
Которые убиты на войне,
Обнявшие со стоном землю где-то
В своей ли, в зарубежной стороне.
Читают нас друзья-однополчане,
Сединами они убелены.

Но перед залом, замершим в молчанье,
Мы - парни, не пришедшие с войны.
Слепят "юпитеры", а нам неловко --
Мы в мокрой глине с головы до ног.
В окопной глине каска и винтовка,
В проклятой глине тощий вещмешок.

Простите, что ворвалось с нами пламя,
Что еле-еле видно нас в дыму,
И не считайте, будто перед нами
Вы вроде виноваты, - ни к чему.
Ах, ратный труд - опасная работа,
Не всех ведет счастливая звезда.
Всегда с войны домой приходит кто-то,
А кто-то не приходит никогда.

Вас только краем опалило пламя,
То пламя, что не пощадило нас.
Но если б поменялись мы местами,
То в этот вечер, в этот самый час,
Бледнея, с горлом, судорогой сжатым,
Губами, что вдруг сделались сухи,
Мы, чудом уцелевшие солдаты,
Читали б ваши юные стихи.


Бинты

Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.
Одним движеньем - так учили нас.
Одним движеньем - только в этом жалость...
Но встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.

На бинт я щедро перекись лила,
Стараясь отмочить его без боли.
А фельдшерица становилась зла
И повторяла: "Горе мне с тобою!
Так с каждым церемониться - беда.

Да и ему лишь прибавляешь муки".
Но раненые метили всегда
Попасть в мои медлительные руки.


Не надо рвать приросшие бинты,
Когда их можно снять почти без боли.

Я это поняла, поймешь и ты...
Как жалко, что науке доброты
Нельзя по книжкам научиться в школе.


* * *
Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,
Потому что имя ближе, чем «Россия»,
Не могла сыскать.


http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%94/drunina-yuliya/stihotvoreniya-19421969 - Стихи из сборника

Шестидесятые годы :
* * *

Так бывало со мною исстари,
Так осталось и до сих пор:
Мне не надобно тихой пристани,
Подавайте мне шумный порт!
Чтоб гремели подъемными кранами
Отплывающие суда,
Чтоб покачивались за туманами

Незнакомые города.
Мне и люди такие по сердцу,
Мне такие нужны друзья,
Что с великими планами носятся,
Пусть и выполнить их нельзя.
Мой любимый, с недавних пор:
Мне не надобно тихой пристани

Подавайте мне шумный порт!
1962.

* * *
Вновь одинока, словно остров...
Опавших листьев шум сухой.
И боль из нестерпимо острой
Уже становится глухой...
Ах, остров, вспоминать не надо,
Что недоступен и велик,
всегда он рядом и не рядом -
Твой материк, твой материк.

1962.
* * *
А я для вас неуязвима,
Болезни,
Годы,
Даже смерть.
Все камни - мимо,
Пули - мимо,
не утонуть мне,
Не сгореть.

Все это потому,
Что рядом
Стоит и бережет меня
Твоя любовь - моя ограда,
Моя защитная броня.

И мне другой брони не нужно,
И праздник - каждый будний день.
Но без тебя я безоружна
И беззащитна, как мишень.
Тогда мне никуда не деться :
Все камни - в сердце,

Все пули - в сердце.
1963.







Tags: Юлия Друнина, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments