mama_zima2013 (mama_zima2013) wrote,
mama_zima2013
mama_zima2013

Category:

Муся и Ася.

Читала  недавно  книгу  английской  писательницы  Дорин Тови ( Doreen Tovey)  о  сиамских  кошках.  Там  они  озорные,  умные,  хитрые  создания,  а  ведь  у  нас  в  нашей  молодой  семье  тоже  была  сиамская  кошечка  Муся.  Помню,  как  мы  пришли  в  какую - то  квартиру  в  Кузьминках  к  женщине,  которая  разводила  сиамских  котят.  Уже  не  помню,  как  мы  выбирали,  почему  мы  взяли  кошечку,  а  не  котика,  но  летом  1971  у  нас  появилась  двухмесячная  Муся.  У  Дорин  Тови   ее  сиамцы  болтали,  не  умолкая,  но  наша  Муся  все  делала  молча.  Она  не  была  особо  хулиганистой,  но  развлекала  себя,  как  могла.


Днем,  если  мы  с  дочкой  собирались  поваляться  на  диване  и  почитать  книжку,  Муся  тут  же  присоединялась  к  нам  и  сладко  засыпала,  устроившись  между  нами.
 Самое  любимое  ее  занятие  было,  забравшись  на  шкаф  в  прихожей,  лечь  на  стопку  старых  газет, вытаскивать  одну  из-под  себя  и  смотреть,  как  она  плавно  летит  на  пол.
Однажды  мы  купили  симпатичный  гобеленовый  коврик,  муж  повесил  его  над  дочкиной  кроваткой.  Любопытная  Муся  молча  поглядела  на  гвоздики,  подождала.  когда  мы  уйдем,  и  потихоньку  начала  эти  гвоздики  выковыривать. Когда  ее  злодеяния  были  обнаружены,  мы  ее  поругали,  Муся  сделала  покаянный  вид,  но  стоило  нам  уйти,  как  ее  работа  продолжилась.



Больше  всех  Муся  любила  моего  мужа,  а  еще  она  всегда  присутствовала,  когда  дочка  играет  в  ванне,  пару  раз  Муся  тоже  прыгала  в  ванну.  Вода  ее  не  пугала.  Ее  вынимали  из  ванны,  муж  заворачивал  ее  в  большое  полотенце,  шерстка  у  нее  была  короткая,  высыхала  она  быстро,  тем  более,  что  сохнуть  она  любила,  расположившись,  как  живой  воротник  на  плечах  мужа.  Кресло  перед  телевизором  стояло  рядом  с  низкой  тумбочкой,  на  которой  стояла  наша  гордость  -  радиола  ВЭФ  или Ригонда,  уже  не  помню.  Муся  всегда  возлежала  на  ней,  когда  мы  смотрели  телевизор.
Когда  мы  хотели  посмотреть  новый  фильм  в  кинотеатре   "Высота",  то  просили  соседку  бабу  Машу  (Марию  Степановну,  нашу  "третью"  бабушку)  посидеть  с  дочкой.  Марья  Степановна  Мусю  побаивалась.  Та  забиралась  на  шкафчик,  где  лежала  дочкина  одежда  и  внизу,  в  откидных  разноцветных  ящичках  игрушки.  Шкафчик  был  достаточно  высоким,  чтобы  Муся  могла  занимать  наблюдательную  позицию,  и  бабе  Маше  казалось.  что  Муся  сейчас  на  нее  прыгнет.  Она  считала.  что  это  -  не  кошка,  а  что-то  вроде  разновидности  собаки.
Мы  жили  в  этой  небольшой  двухкомнатной  квартире  в  панельном  доме  втроем.  Для  молодой  семьи  70-х  это  была  роскошь.  За  это  надо  было  благодарить  мою  свекровь  Татьяну  Георгиевну,  светлая  ей  память.  Не  очень - то  мы  с  ней  ладили,  когда  я  сама  стала  мамой,  но  держали  свои  эмоции  при  себе.
Как  только  мы  входили  в  подъезд,  Муся  уже  знала,  что  мы  идем  и  занимала  позицию  у  двери.
Ночью  мы  оставляли  кошку  на  кухне,  плотно  закрыв  дверь.  Однажды  у  меня  на  кухонном  столе  остался  пакет  с  сахарным  песком. Утром  песок  был  ровным  слоем  рассыпан  по  всей  кухне,  а  от  бумажного  пакета  остались  только  мельчайшие  клочки.
Когда  Муся   подросла,  естественно,  ей  захотелось  мужа  (так  назвала  это  время  Дорин  Тови).  Муся  вопила  дурным  голосом,  дочь  ходила  за  ней  по  пятам  и  жалела  Мусю,  потому  что,  по  ее  мнению,   у  кошки  болел  животик.  Это  сейчас  кошкам  делают  операцию  через  маленький  разрезик  в  один  сантиметр,  а  тогда  это  была  полостная  операция.  Наши  нервы  не  выдержали,  и  муж  договорился  со  знакомым  морским  офицером,  у  которого  тоже  была  дочка  постарше,  что  они  возьмут  Мусю  к  себе.  Потом  они  переехали,  и  как  Муся  жила  дальше,  я  не  знаю.
Сейчас  я  испытываю  какое-то  чувство  вины,  горечи,  что  мы  не  оставили  ее  у  нас.  Мы  же  ее  любили,  а  она  любила  нас.  Но  мы  были  молодыми,  работали,  уходили  из  дома  рано,  приезжали  вечером, дочь  ходила  у  нас  в  сад  с  полутора  лет.  Муся  весь  день  была  дома  одна.


Где-то   года  через  два  муж  моей  сестры  принес  нам  двухлетнего  сиамского  кота.  Его  отец  работал  ветеринарным  врачом  в  Перловке,  этот  кот  как-то  попал  к  ним  в  лечебницу.  У  него  не  сошла  полностью  пленка  на  глазах. Но  кот  был  роскошный.  если  Муся  была  у  нас  светло - бежевой  с  темной  мордочкой,  то  этот  огромный  кот  был  более  темный,  с  бежево - коричневой  бархатной  шкуркой.  Сейчас  таких  котов  называют  тайскими.

     

Это,  конечно,  не  наш  кот,  но  очень  похож.  Кот  жил  у  нас  неделю,  нас  он  не  замечал.  Он  был  уже  взрослым  котом,  и  привыкнуть  к  нам  за  неделю  он  не  мог.  В  один  не  очень  прекрасный  вечер  мы  вернулись  с  работы  и  не  обнаружили  кота.  Мы  не  учли,  что  сиамские  коты  очень  прыгучие,  а  этот  был  очень  мощным  экземпляром.  Было  лето,  форточки  были  открыты,  кот,  повидимому  через  форточку  выпрыгнул  на  балкон,  этаж  был  второй,  внизу  деревья.  Словом,  кот  испарился.  Кто-то  на  улице  сказал,  что  днем  видели  мужчину  с  таким  котом  на  руках.  С  сиамцами  у  нас  что-то  не  заладилось.  Зато  через  через  много  лет,  простившись  с  Прошей,  потом  с  Васей,  мы   обрели  персидскую  кошечку  Асю,  с  которой  все  было  по - другому.

Ася  немного  растеряна :  она  только  что  совершила  перелет  из  Москвы  в  Торонто,  и  еще  не  освоилась.  Ей  уже  10  лет.  Она  проживет  на  воле  в  нашем  доме  пять  счастливых  лет.











Tags: кошка, сиамская порода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments